23 Мая

Анархо-коммунизм в современных условиях

В современном мире понятия «коммунизм» и «анархия» часто сталкиваются и используются людьми как противоречащие друг другу термины. На самом деле это не так, считает Дмитрий Крайнов.

 Чтобы прояснить ситуацию — давайте немного отступим назад и вспомним историю появления этих терминов, эти научные теории и их создателей.

В начале 19 века европейские государства представляли из себя подряд монархии. Эта социальная формация отражала принцип единоначалия — от слова «моно» (один) и «архия» (подчинение). Т.е. подчинение одному. Говоря современным языком — вертикаль власти.

Но нашлись вольнодумцы, которые осмелились смоделировать в теории другую систему управления обществом, отрицающую центральную власть, и таким образом — вообще власть. Они проповедовали идею самоуправления, самоорганизации граждан. При этом отрицались и денежные отношения, как проявление механизма управления со стороны центральной власти, и насилие, как способ осущесвления власти. Эта теория получила название «анархия», от двух слов: «ан» (отрицание), «архия» (подчинение). Т.е. отсутствие подчинения.

Первым, кто назвал себя анархистом, был французский ученый Пьер Жозеф Прудон.

В современных понятиях Прудон не был радикально-настроенным гражданином: он был вполне буржуазен, цивилизован и успешен в рамках той социальной системы и отношений. Тем не менее, он развивал теорию освобождения, считая что за ней — будущее.

Именно Прудон написал научную работу «О пользе празднования воскресенья» и таким образом обосновал предоставление работающим одного (первого) выходного дня. Т.е. каждое воскресенье мы можем вспоминать человека, который предложил даровать людям этот выходной день.

Конкурентами французов в Европе всегда были немцы. Видимо поэтому среди немецких ученых нашелся молодой и амбициозный исследователь, который основательно переработал теорию анархизма и создал свое учение. Это был Карл Маркс, а его теория получила в итоге название «марксизм».

Интересно то, как Маркс сумел выйти за рамки терминов анархизма.

Для начала он написал «Манифест Коммунистической Партии», хотя никакой партии еще не было. А затем введенный в оборот термин «коммунистический» использовал для обозначения социальных отношений в будущем человечества.

При этом надо помнить, что коммуна — это всего-навсего община жителей, это распространенное в западной Европе местное деление. И именно в создании множества коммун видели реализацию своей теории анархисты. Коммуна — единица общества в теории анархизма.

Таким образом, возникли два течения — анархизм и коммунизм (позднее названный марксизмом).

В России теория анархизма сразу понравилась отечественным вольнодумцам и легла на благодатную почву общинности. Русская деревня всегда была общинной, т. е. коммуной в понимании теоретиков Прудона и Маркса.

Среди русских анархистов выделялись Бакунин, а позднее Кропоткин. Бакунин и Маркс не сошлись характерами, хотя делали одно дело — они были членами Первого Интернационала. Их личная вражда переросла в те самые, широко известные высказывания Марка о «русских варварах» и словах Бакунина о самомнении Маркса.

Это было начало будущих противоречий между анархистами и коммунистами.

Как ни странно, две самых близких друг-другу научных теории оказались заложниками личной неприязни представителей этих теорий. Это было и в отношениях Маркса и Бакунина, и позднее в отношениях большевиков и анархистов в годы русских революций.

Иногда как доказательство несостоятельности теории анархизма приводят статью «Анархизм или Социализм» молодого тогда еще Иосифа Сталина (ему было 28 лет), где он разбирает своего политического конкурента-анархиста в Грузии. Говоря объективно, Сталин разбил своими аргументами того, с кем он спорил, но это не значит, что Сталин разбил теорию анархизма.

Следует понимать, что в любом споре выигрывает тот, кто более подготовлен или интеллектуально выше. Если в споре молодого Сталина ему удалось победить такого же молодого анархиста (обоим спорящим было по 20 лет), это не значит, что на всей теории анархизма следует «поставить крест». Следует понимать пределы применимости разных теорий и их непротиворечие друг-другу.

В итоге анархисты и большевики все же стали союзниками и активно вели боевые действия в условиях революции и Гражданской Войны в России в начале 20-го века. Матросы Балтийского и Черноморского флота в большинстве своем были анархистами.

Известный советский фильм «Оптимистическая трагедия» изображал анархистов именно матросами, кем они в реальности и были. Фильм этот, как и все остальные советские художественные произведения, рисовали образ анархистов как банды: то ли матросов, то ли банды Батьки Махно. Но это была уже пропаганда, а не объективное отражение реальности.

Власть большевиков стала устранять всех своих политических конкурентов точно так же, и по тем же причинам, как это делал еще молодой Сталин в своем литературном споре с анархистами.

Чтобы руководить массами, нужно устранить конкурентов. Это объективная реальность и большевики раньше других ее поняли. В итоге сначала устранили анархистов (армию Махно, воевавшую в составе Красной Армии) и восставших матросов Кронштадта. Потом начали устранять эсеров, кадетов, меньшевиков, троцкистов, уклонистов, трудовиков и всех прочих, кто был недостаточно предан лично товарищу Сталину. Расстреляли многих из тех, кто мечтал о революции еще вместе с Лениным. Погибли многие командиры и герои Гражданской Войны, видные политики предвоенного периода. Это нужно помнить всем, кто сегодня начинает новую борьбу за освобождение России от гнета капиталистов. Нужно помнить о своей истории и совершенных ошибках и преступлениях.

Тем не менее анархисты не были уничтожены окончательно. Многие из них переходили в партию большевиков и даже возвращались в СССР из эмиграции (как например Аршинов, один из соратников Махно и основателей нового течения в анархизме — платформизма). Есть упоминания в Интернете и о том, что даже якобы Нестору Махно предлагали вернуться в СССР и обещали почет и уважение, лечение и пенсию. Возможно, так оно и было бы, но он не вернулся, не поверил в гарантии, предоставляемые большевиками, не забыл и не простил их предательства.

Таким образом, анархизм снова появился во Франции, а затем и в Испании.

В 30-е годы в Испании произошла революция, которую начали анархисты. СССР активно помогал им техникой и военными специалистами. Из Испании анархизм как революционная теория распространился на все испаноязычные страны. Флаг Испанской революции стал флагом анархистов. Как анархисты начинали свою революционную борьбу «барбудос» (бородачи) Фиделя Кастро. С тех пор на погонах Фиделя звезды расположены поверх двухцветного красно-черного (по-диагонали) флага.

Такой была сложная история взаимоотношений анархистов и коммунистов в 19-20 веках.
Сегодня наступило новое время; снова в России восстановлен капитализм, и снова общество думает о путях дальнейшего развития. Снова политики начинают рассуждать о лучших путях развития общества…
И здесь теория анархизма подойдет нашей стране как нельзя лучше. То, что не удалось реализовать в начале 20-го века в силу отсталости технологий и неграмотности общества, сегодня вполне реализуемо. На новой ступени развития общества ему становятся доступны более сложные социальные отношения, а не только путь гражданской войны и революции.

Как ни странно это прозвучит для широкой общественности: анархизм это не политическая идея, это научная теория.

И коммунизм — это тоже научная теория.
И политэкономия — это тоже научная теория.

о сути все это различные (но похожие) научные теории, которые пытаются объяснить способы развития общества. Поэтому нет ничего страшного в том, что они существуют и конкурируют. Мы не должны идти старыми путями — репрессий в отношении сторонников альтернативных политэкономических теорий. Пусть теории конкурируют между собой — это и есть правильный путь развития общества.

В итоге мы даже сможем создать единую теорию на основе анализа и переработки всех теорий прошлого. Например, если понять, что теория анархизма описывает постоянное освобождение общества от единоличной власти и переход к самоуправлению (отсутствие власти в состоянии анархии), а теория коммунизма описывает переход собственности из единоличного, частного пользования в общественную форму управления, то можно совместить эти две теории и увидеть, что они не противоречат друг-другу, а дополняют друг-друга.

Соединяя шкалу развития по оси «власть» (от несвободы к свободе) и по оси «собственность» (от единоличной к общественной) мы получаем двумерное пространство состояний общества в исторической перспективе.

Поскольку вектор развития задан однозначно — от несвободы к свободе, от единоличной собственности к общественной — мы получаем оптимальный путь развития человечества вообще: по диагонали, одновременно освобождая общество от единоличной собственности и от единоличной власти и переход власти и собственности в руки всего народа.

В такой картине есть место любой социальной формации — и феодализму, и капитализму, и социализму, и коммунизму (который на деле оказывается анархией в своем самом дальнем воплощении). Кстати, определение коммунизма и анархии одинаковы: От каждого — по способностям, каждому — по потребностям.

И в такой картине мы можем найти и наше положение — где мы находимся (в состоянии олигархического капитализма и жесткой вертикали власти).
Следовательно, нетрудно понять, что оптимальный путь развития — бесконфликтный, но, чтобы он произошел, необходимо сознательное обобществление как власти, так и собственности. Только так мы сможем избежать кризисов и революций, только так мы сможем решить наши текущие проблемы.

Что это означает на деле — бесконфликтный, оптимальный путь развития?
Это значит, что власть имущие должны осознать конечность эпохи тоталитарного правления, что рано или поздно власть будет принадлежать не кучке граждан, а всему обществу. Так стоит ли ждать и затягивать переход к демократии, ведь тогда возвращение на оптимальный путь будет возможен только с применением насилия и революции? Очевидно, что тем, кто сегодня управляет государствами и капиталами нужно «повзрослеть» и осознать свою собственную конечность, свою смертность и неизбежность хода Истории. Зачем стоять на пути Истории и тормозить ее, если можно начать двигаться всем вместе в сторону более счастливого будущего?

Ограничивает возможность движения вперед страх потерять собственность и власть. К сожалению тех, кто имеет собственность и власть, в будущем обществе ни то, ни другое не сохранится в современной форме.
Нужно осознать, что природные ресурсы конечны, а в конкурентной борьбе побеждает только один. Все остальные проигрывают и потому не смогут купить себе «замок на берегу Лазурного побережья», яхту или построить небоскреб имени себя любимого.

В будущем собственность и ресурсы будут достоянием всех граждан, которые будут работать и приносить пользу, а не зарабатывать деньги. Очевидно, что это будет плановая экономика, свободная от денег, а потому не ставящая целью накопление капитала. Работа по плану, по графику существует и сейчас; как правило, люди приходят и на завод, и в офис, и в учреждение к определенному, согласованному времени и начинают работать… Так стоит ли бояться перехода на плановую экономику и безденежные отношения? Я уверен, что нет в этом ничего страшного, но это не предмет завтрашней повестки дня. Чтобы перейти к безденежным и полностью плановым экономическим отношениям — нужно выработать и новую психологию людей, новое сознание, новые привычки. Люди должны перестать испытывать голод и неудобства, и только после этого возможен переход в стадию коммунизма (безденежных, плановых отношений).

Что же мы можем делать сейчас, как продвигаться к этому состоянию общества (к коммунизму)?

Начинать путь надо там, где мы находимся — начать двигаться из капитализма.

Мы можем внедрять самоуправление на местах, передавая полномочия от центра регионам и территориям.
Мы можем внедрять электронную демократию. переводя отношения людей с государством в область формализованных электронных процессов.
Мы должны сокращать рабочий день, освобождая людей для самообразования и воспитания детей (например, до 6 часов).
Мы можем заместить число работающих на реальных производствах, выпадающих вследствие сокращения рабочего дня, гражданами, которые сегодня работают в непроизводственной сфере.
Мы можем сократить количество законов и чиновников, упростив отношения в обществе.
Мы можем начать распределение общественного продукта между всеми гражданами страны.
Мы можем снять запреты и ограничения для граждан, желающих лично принимать участие в политической жизни страны.
Мы можем начать переводить частную форму собственности на крупное производство в форму государственного, т. е. общественного управления.
Мы многое можем, и это не полный перечень мер, которые нам предстоит сделать.

Ближайшие перспективы, которые уже почти доступны нашим технологиям, общественный индивидуальный транспорт: автомобили с автопилотом, которые принадлежат обществу и которые может взять и использовать любой гражданин (конечно сейчас — за плату). И вот мы получаем рациональное использование ресурсов при производстве автомобилей — они уже не лежат отягощением на семейном бюджете и их количество не растет в геометрической прогрессии. Еще одна перспектива — воздушное метро (летающие аппараты, курсирующие между станциями в городе в режиме метро). Это могут быть современные дирижабли или экранопланы. Нужно будет развернуть активное строительство жилья во всех регионах страны. Строительная отрасль будет флагманом экономики в ближайшие десятилетия. Строиться будут не только жилье, но и заводы и фабрики, дороги и мосты, аэропорты и космодромы, плавучие автономные города и даже летающие платформы, на которых разместятся объекты инфраструктуры, производства и отдыха. Вместо расходов на оборону (точнее войну) человечество должно направить свои силы на строительство объектов экономики и удовлетворение нужд голодающего населения планеты, бедных стран, чтобы выровнять условия жизни и работы для всех. По сути — это наша перспектива, это глобальный социализм. Путь к нему долог и начинается с одной страны, но я уверен, что это единственный возможный вариант развития человечества. Иначе — борьба за ресурсы, многочисленные войны и гибель от ядерной войны или экологической катастрофы.

А что делать (если более конкретно) в современных условиях России?
В ближайший год в России пройдут выборы президента страны. Это будет ответственный выбор — куда и зачем мы пойдем дальше. С одной стороны, команда Владимира Путина, с другой, несколько команд оппозиции. В оппозиции будут как системные партии (КПРФ, ЛДПР, СР), так и не представленные в ГосДуме. Будут еще и независимые кандидаты.

Отдельным движением в этой картине является проект «Вместо Путина». Пока он не реализовал своих целей, не нашел альтернативных кандидатов. Но это еще можно успеть сделать. Проект может провести серию пресс-конференций своих кандидатов, которые изложат свою программу преобразований и свои предложения для оппозиции. Я надеюсь, что в итоге кто-то из этих кандидатов будет представлен на выборах президента как кандидат. Этих людей стоит рекомендовать обществу как возможных кандидатов, которые могли бы получить общественную поддержку — от лица различных партий (системных или неформальных), от финансовых групп, от общественных объединений. Если кандидатов проекта «Вместо Путина» пригласят выдвигаться от других партий, это будет хорошо.

Во всяком случае — предъявить обществу своих кандидатов нужно. За прошедшие полгода люди прошли определенный путь, сформулировали свою позицию по многим вопросам и заслуживают того, чтобы «сдать выпускной экзамен».

Проект мог бы сформировать единый штаб кандидатов, координируя активистов по всей стране.
Уверен, что в таком случае мы сможем реализовать общественный потенциал максимально. Нам нужно заинтересовать общество предстоящими выборами, ведь в них будет решаться судьба страны. Собственно ради этого и был задуман проект «Вместо Путина».

Нам предстоит заинтересовать общество и новыми кандидатами, и новыми подходами к решению политических проблем.

Для начала нужно активизировать усилия в продвижении идеи он-лайн выдвижения кандидатов и сбора голосов в их поддержку. Это совершенно реальная технология, которая может быть реализована уже в рамках этой избирательной кампании. Создать сервис для избирательных процедур — дело несложное и мы сразу перешагиваем в другое состояние общества — в эпоху электронной демократии (вспоминаем сразу пространство положений общества в координатах власть-собственность из теории анархо-коммунизма). Это будет важный шаг в развитии всего общества. Сознание граждан будет меняться кардинально — они будут уже принимать непосредственное участие в формировании команды управления страной, формировании списка лидеров. Это, безусловно, заинтересует молодежь, и мы получим совершенно другие результаты на выборах: мы узнаем, кого предпочитает молодежь, куда стремится и чего хочет.
Проекту «Вместо Путина» нужно будет активизировать работу со СМИ. Вести пресс-конференции, презентации (даже и не только кандидатов, но может быть просто инноваторов, активистов, представителей других партий).

Нужно будет активизировать работу с политическими партиями. Предложить партиям провести совместную дискуссию (конференцию) по актуальным вопросам политики. Наладить взаимодействие и в итоге сформировать общее представление о будущих кандидатах на выборах президента РФ. Может быть, нам удастся предложить кандидатов проекта как независимых кандидатов для съездов партий, которые будут выдвигать кандидатов на выборы президента РФ.